12:02 

Истории на полях--Новогодняя сказка. Часть2

Аардлен
сказочница
Имбирно-апельсиновое варенье домовиков.

Охотникза сновидениями знает, где можно найти самые яркие и волшебные сны,--Рассказывает Домовенок и вглядывается в отражение свечи на глади окна.—А однажды он смог поймать сон о солнце на кончиках пальцев, и теперь это его любимая история…о том, как можно уместить свое яркое солнце в ладони.
Девушка заваривает какао в глиняную кружку, торжественно зажигает маленькую свечку, стоящую в выскобленном апельсине, и вдыхает свежий аромат лета, волшебства и неба из-под своих пальцев.
--А Охотник бывает на Балу в Канун Нового Года?—спрашивает наконец она, а Домовенок качает головой.
--ты просто хочешь узнать про волшебный народец, а вовсе не про Охотника, который умеет собирать сны и записывать их яркими красками.
Девушка с улыбкой кивает и также тихо отвечает:
--расскажи мне про домовиков, ведь они тоже эльфы, но совсем-совсем другие…я совсем ничего про вас не знаю.
Домовенок улыбается, удобнее устраивается в кресле кружкой какао и рассказывает, смотря на туман за окном…
Да, Домовики отличаются от других эльфов в первую очередь своей непосредственной близостью к людям. Еще никто из волшебного народца так близко не живет с человеком. Эмоции людей в основном губительны для маленького народца, как тебе уже известно. Вот только домовики умеют существовать с людьми и при этом чувствовать себя на своем месте.
Давным-давно, как только эльфы вообще стали появляться перед людьми, были среди эльфов и людей те, кто стремился не только к еле ускользающему волшебству, но и к чему-то стабильному и выверенному. И это было ощущение дома. Говорят, первый домовой эльф поселился в доме очень одинокого человека, который мечтал ощутить покой и волшебство не выходя за порог. Этот человек долго строил свой дом, отдавал ему всю свою душу, пока вдруг не осознал, что жизни в этом доме все равно нет. Чего-то не хватало, чтобы дом встрепенулся, распахнул ставни и скользнул в перекрестки между мирами. И от этого человеку становилось еще более одиноко и печально. Так и было, пока один эльф, который в поисках самого себя и своего места, не забрел к порогу этого дома, где благодушный Хозяин оставлял на ступеньках сладкие карамельки и пирожные для волшебного народца. И наш эльф стал приходить к этому дому каждый вечер, заглядывать в окна, умиленно засматриваясь на зажигающиеся пламя свечи и слушая музыку фортепьяно, на котором играл Хозяин дома. И с приходом эльфа дом становился все более и более живым, пока наконец и сам эльф не почувствовал, что это его Дом, что только здесь он чувствует себя на своем месте. И тогда Дом ожил. Только тогда он наконец смог донести до всего мира идею, что дома могут быть живыми, а по настоящему они оживают лишь тогда, когда в нем соединяются души двух существ—Хозяина-человека и эльфа, которого теперь можно было назвать домовым.
Так и оказалось, что все мало мальские волшебные дома рано или поздно открывали двери для своих домовых эльфов, а спустя некоторое время все уже и забыли, что раньше у домов не было своих духов-хранителей, и люди были по настоящему одинокими. Да и домовики сами иногда забывают, что все было иначе когда-то, ведь они единственные из маленького народца, кому позволено прикоснуться к людским чувствам и не сгореть при этом. Наверное, это случилось, когда частичка души эльфа слилась с домом, а вместе с ним и с частичной души человека, позволяющей расширить диапазон эмоций как людей, так и домовиков. И именно поэтому, если дом погибает, с ним может растворится и домовик. Ведь тогда вся гамма разнообразных эмоций человека, в том числе и злых эмоций, сметает все на своем пути, и даже домового эльфа, который открыт миру всей душой.
Но еще ни разу, ни один домовик не отказался от своей жизни рядом с людьми, потому что радость, которую они дарят друг другу не соизмерима ни с чем, даже с возможностью исчезнуть или сгореть, ведь всегда лучше сгореть от избытка эмоций, чем замерзнуть от одиночества.
В канун Нового Года домовики, как и их собратья эльфы, тоже заняты подготовкой. На них обычно записана иллюминация и волшебные фонарики, которые домовики сами делают их апельсинов, выскабливая сердцевину и вырезая из них причудливые узоры и зажигая свечки внутри, умещая эти маленькие солнышки на кончиках пальцев.
А из самих апельсинов и остатков кожуры домовики варят варенье. В этом им нет равных, потому что только они знают, сколько добавить сахара, а сколько имбиря, и как долго держать варенье на плите, чтобы оно напоминало о лете, таяло во рту, заставляло пускаться в пляс и улыбаться.
В этом варенье была янтарная радость жарких дней, оранжевое тепло летнего полдня, шероховатость сочных абрикосов, а еще оно согревало дыханием имбиря и корочками апельсина самую-самую душу.
Ни один человек не может жить без радости в сердце, если в нем не осталось ни грамма радости, которая освещает все изнутри, тогда человек не живет, а существует. Радость это на самом деле очень просто. Ее можно видеть в мелочах—в ярких воспоминаниях, в запахе осени или свежести апельсинов. Радость может приносить письмо от далекого друга, открытка с изображениями разных стран и даже чашка ароматного чая со свежим бисквитом.
Домовые эльфы действительно просто специалисты в радости, они умеют развешивать сияющие звездочки у самого потолка, ловить отражение снов в хрустальные шары, зажигать солнышки на кончиках пальцев, а еще показывать эти прекрасные мелочи вокруг—теплые связанные полосатые носки и шарфы, клетчатый плед, которые пахнет мандаринами и немного корицей, а еще тишину, которую можно заполнить историями о волшебстве.
Радость, которую дарят домовики, не сможет никогда смести все на своем пути, разбить тихий вечер звоном кружек или колокольчиков, но эта тихая радость, тихое ощущение того, что ты дома, иногда важнее всего остального. И именно с этим радостным, оранжевым настроением Домовики приходят на бал в Канун Нового Года со своим имбирно-апельсиновым вареньем как раз за яркими смешливыми эльфами, которые несут с собой кексы с рябиной и учат любви.
Девушка некоторое время продолжает смотреть на оранжевые солнышки по всей комнате, а потом уверенно умещает их у себя на кончиках пальцев и хмурится.

--я все-таки не могу понять,--Наконец говорит она,--Как домовики могут из года в года украшать Зал на балу, если еще год назад мы говорили о солнце на кончиках пальцев и ты удивлялся, как это возможно.
Домовенок довольно улыбается и щурит глаза.
--Обычная неразбериха со временем и пространством,--гордо говорит он.—В сказке ты никогда не будешь уверен точно, какая сказка была первой…или про леди Вечность с Лордом Время, которые уместили солнце на кончиках пальцев и рассказали об этом, или та, в которой про них рассказали историю в темном лесу, полном колокольчиков, волшебства и тишины, или та, в которой одна девушка решила показать Домовенку одно из самых простых чудес. Есть вещи, которые всегда остаются вне времени, ведь они попали в сказку. И ты никогда не поймешь, что было первым, кто кому приснился, кто рассказывает сказку, а кто ее слушает…и такие вещи окружают нас каждый день. Иногда это солнце на кончиках пальцев, иногда коричный чай, а иногда—тихая неясная радость быть.
"Знаешь, ведь на кончиках пальцев можно уместить солнце?»
Это так просто.

@темы: истории на полях

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

сказки снов и отражений

главная