Аардлен
сказочница
Тролли и сливовое вино.
фазанв сливах—вот самое любимое блюдо троллей. Они готовят его очень умело, пропитывая вином и сливовым соком несколько дней. Тролли очень большие любители вкусно поесть и хорошо отдохнуть. К сладкому они относятся очень спокойно, но в Новый год позволяют себе расслабиться и отпраздновать вместе со всеми.
Девушка снимает с плиты чайник, смотрит на хлопья снега за окном, которые похожи на перья белых птиц, рассматривает огни города под своими ногами, и небо, бездонное небо до самого края.
Потом девушка выкладывает на блюдце мармелад, заваривает черный чай со специями, нарезает тонкими ломтиками лимон, укладывает на него кусочки тростникового сахара, чтобы он пропитался лимонным соком, и садится в мягкое кресло прямо с ногами.
--Тролли для меня всегда были загадкой,--говорит она.—К тому же их язык очень далек от цензурно-принятого,--улыбаясь продолжает она.
Домовенок улыбается ей в ответ:
--да, тролли не подбирают слова. Они говорят редко, но очень метко. И знаешь, они никогда не врут. Не умеют.
Если тролль что-то говорит, значит, он сам искренне в это верит. Он не будет недоговаривать или юлить. Если троллю грустно, он будет грустить, если весело, будет смеяться искренне и от души.
Живут тролли в основном в оврагах или под мостами. Под мостами у них еще обычно организуются и игорные дома, где после долгого дня компания троллей может собраться и поиграть в кости. Иногда на кон ставятся целые сокровища, которых у троллей не мало. Они умеют находить потерянные вещи, поэтому, если увидишь в лапах тролля волшебную палочку или хрустальную туфельку, удивляться не стоит.
Этот дар тролли выпросили для себя у духов оврагов,чтобы как можно меньше работать и иметь возможность охранять редкие виды трав от ненужных посещений травников и травниц.
Говорят, однажды тролли до самого города гнали надоедливого травника, который попытался умыкнуть редкий вид шалфея из оврага у самого моста желаний. Этот травник до сих пор с ужасом вспоминает свою прогулку за травами, и даже бросил практику и пошел преподавать теорию в какой-то институт целительства.
Так что тролли умеют преподать важный урок жизни, а это иногда очень важно. Кроме того, тролли умеют делать вино. И не какое-то там обычное вино из винограда, а насыщенное , терпко-сладкое вино из слив. Эти сливовые деревья выращиваются троллями очень давно. Никто уже не помнит, откуда взялся первый саженец, но спустя время деревья были рассажены на лесной поляне в центре заповедного места троллей. И эти сливы тролли берегут больше всего на свете. Даже больше своих игорных домов и ярких костей.
Еще с позднего лета тролли начинают собирать сливы в большие плетеные корзины и заносить их в погреба. Ценность этих слив в том, что они не портятся очень долгое время, поэтому еще многие месяцы тролли усиленно приготавливают сливы—засыпают их сахаром, высушивают на солнце, варят варенье, но самое важное—делают вино.
В дубовых бочках с медными кольцами это вино хранится несколько лет, но выливается поочередно каждый год в глиняные бутыли и приносится на Праздник в Канун Нового Года.
Тролли приходят на праздник последними, прямо за топ-гоблинами, когда топот их ног еще висит в воздухе, а запах хвои от елки, которую привели с собой топ-гоблины, перемешивается с рябиной, ванилью и карамелью.
Именно в тот самый момент в зале начинают украшать елку, гномы достают свои яркие игрушки и каждый обязательно вешает на веточку хотя бы одну. Эти игрушки, говорят, могут исполнять желания. И поэтому украшение волшебную елку в Канун Нового Года приносит радость каждому. Тролли тоже тихо берут по одной игрушке и вешают их на ближайшие веточки и отходят. Вино, которое приносят они с собой, не заставляет, как эль лепреконов, пускаться в пляс. Это вино скорее для времени после самого шумного торжества, когда можно собраться тет-а-тет , рассказать истории из жизни и последние события. Это сливовое вино для размышлений, в котором отразилось фиолетовое небо над полями шалфея, задумчивость летних звезд в глади озера. В этом вине все то, что мы боимся сказать, но о чем думаем вечерами, размышляя о вечном.
Тролли на удивление размышлять умеют, но о чем они думают, сказать точно невозможно. Возможно, о новых саженцах слив, или о том, как выиграть в кости завтра вечером. Точно сказать нельзя никогда, но, знаешь, когда ты видишь тролля, сидящего на холме и смотрящего на небо, хочется верить, что в его голове куда больше мыслей, чем о фазанах в сливах. Я думаю, так оно и есть.
Иногда самыми ясными летними ночами тролли садятся на вершину холма и наблюдают за падающим звездами. Они ставят зарубки на глиняной табличке после каждой падающей звезды и о чем-то думают.
Я знаю, что тролли верят. Их вера самая искренняя и наивная. Они верят в то, что завтра наступит новый день, в котором будут новые сливы и сливовый джем. Завтра снова встанет солнце и все будет, как нужно. Эта вера греет троллей больше всего на свете. Они не верят в Бога или в какое-то другое всемогущее существо, они верят в себя и в завтрашний день. И эта вера поддерживает не только их. Иногда верить в самое простое тоже важно. Даже важнее, чем во что-то громадное и необъятное.
--поэтому ты когда-то сказал, что тролли специалисты по вере?—говорит девушка.—Они просто верят, что завтра наступит и завтра все будет хорошо? Никакой веры в мир во всем мире? В великих и могучих спасителей? Только в завтра и в себя?
Домовенок берет липкий от лимонного сока кусочек сахара и кладет его на язык.
--а разве этого мало?—наконец говорит он.—если бы каждый из нас верил хотя бы в это на сто процентов, на сколько проще было бы жить, ты не находишь?
Девушка сама берет кончиками пальцев кусочек сахара и пробудет в него лимонный сок. Зима за окном бушует снегом и метелью, но в комнате у самой крыши тепло и спокойной. Девушка и Домовенок допивают свой чай и слушают рождественские виниловые пластинки на старом патефоне. Хозяйка магазинчика перечитывает свои записи и улыбается, а потом закрывает блокнот и что-то подсчитывает в уме.
Домовенок выглядывает в окошко, морщится и наконец спрашивает:
--так что ты будешь делать с этими историями о маленьком народце? Сохранишь для себя? Будешь писать в письмах или поражать необычной эрудицией других?—смеясь спрашивает он.
Девушка отвечает ему улыбкой и качает головой.
--Я просто напишу об этом сказку.—отвечает он.—Сказку о маленьком народце, их сладостях, волшебстве Кануна Нового Года и чуде.
Домовенок, улыбаясь в ответ, ставит чашки на стол, зажигает свечки в маленьких солнышках апельсина, рисует узоры на окнах и что-то напевает себе под нос.
Он знает, что рассказать о чем-то--это еще полдела, но если тебя не услышат, значит, слова уходят в пустоту. Иногда нужно, чтобы о тебе знало как можно больше людей, потому что знание не дает забывать.
И тогда эльфы все также будут с любовью печь свои рябиновые кексы, домовики—счастливо держать солнышки на кончиках пальцев, феи—с добротой исполнять желания, лепреконы радостно плясать после своего эля, гномы—уверенно подпирать горы, топ-гоблины доверчиво топать и слушать, а тролли—верить в себя и завтра.
Ведь пока про них всех и волшебство Нового Года будут рассказывать сказки, ничего не измениться. К счастью…именно к счастью. И вовеки веков. То есть ВЕЧНО.